Жди меня знакомство в санатории марат

Calaméo - «ВЕЧЕРНИЙ ЧЕЛЯБИНСК» № 15 () 22 ФЕВРАЛЯ

Я не объясню сейчас, что заставило тебя приобнять меня за плечи и и ты не жди, что всегда одобрят правду, за уклончивость пожурят, кривду осудят. осел в тихом санатории, обслуживает исследовательское лечебное я отступница: начала рассказывать о знакомстве с Маратом, а отступила в. Так на меня смотришь, что и я не могу не любить. .. Бутылочку! — Ритка подальше отодвинула «сокровище» от Верки. — Потом жди, когда отдашь! Еще в первые годы знакомства, Михаил увидел у шефа прибор .. На обратной до¬роге, встретились мужики, идущие из «санатория» на. меня - я передвигаюсь на автомобиле и живу на первом этаже. Так что . лись после 1 марта прошлого года, не включали моего первого знакомства со «Жди меня». детском санаторно-оздоро-.

Издавна ведь вымещают люди на невинных собственные неудачи. Вот и отдал ты меня в рабство ее дыханию, похожему на аромат сон-травы, карим глазам с коричневатым белком, неожиданной при таких глазах розоватой белизне щек и детской белокурости.

Если она прислоняла плечо к моему плечу и так, как бы не ощущая этого, сидела минуту-другую, то потом, едва отклонялась, я сгорал от боли, будто она не просто отклонилась, а вырвала мою руку из плеча. Впрочем, иногда мне кажется, что ты привел меня к парте Инны, чтоб наказать себя за огорчение, по непредусмотрительности принесенное желторотому новичку с челкой по брови.

Я не завышаю тебя, Марат, тогдашнего. Ты молча подавлял меня своей привычной заносчивостью. А я, лопоухий простяга, чем я мог ответить на заносчивость? Я терялся и был себе постыден. Хватило совести влюбиться в Инну, когда уж ты ее любил. Честный человек ни за что бы не влюбился. Когда то он учился с ней в одной школе, но в параллельных классах. Она терпеть его не могла за хулиганские выходки, на которые он был мастак, и за высокомерное отношение к девочкам.

И не смотря на то, что они жили неподалеку, и путь в школу лежал по одной дороге, она, чтобы очередной раз выказать ему свое презрение, демонстративно выбирала другую улицу. Это продолжалось до восьмого класса, пока не произошел один случай заставивший ее посмотреть на него другими глазами. А случилось вот что! Как обычно после занятий они возвращались из школы.

Он плелся чуть позади, пинал в ее сторону мелкие камушки, что попадались на пути, и язвил, стараясь вывести из. Она не желая оставаться в долгу отвечала тоже отнюдь не в высокопарных фразах. Но неожиданно из-под калитки большого дома, мимо которого лежал путь, выскочила огромная желтая овчарка и прямиком кинулась на. Мальчишки из одного с ней класса, шедшие неподалеку, в испуге стали залезать на дерево, зная, что с этой собакой шутки плохи. А она осталась стоять одна испуганная и беззащитная.

Собака во весь опор неслась на нее, и девочку не спасли бы ни ее портфель, который она выставила вперед, ни отчаянный крик Помощь пришла оттуда, откуда она меньше всего ждала: Держа в одной руке маленький перочинный ножик, а другой, размахивая раскрывшимся портфелем, из которого разлетались тетради и книжки, он начал отбиваться. Собака не ожидавшая такого активного сопротивления несколько умерила пыл, но успела пару раз укусить его, пока ее не оттащил прибежавший хозяин. А до смерти напуганная девочка расплакалась и убежала домой.

Он собрал разлетевшиеся из портфеля школьные пожитки, прихватил брошенную ею в страхе сумку со спортивной одеждой, и вечером, после больницы, куда его отвезла мать, и где ему всадили пару уколов в пятую точку, отнес сумку к.

Родители девочки в порыве благодарности затащили его в дом, угостили чаем с пирогом, что то ему говорили, а он смущался, потел, дулся на них за навязчивость, и при первой же возможности ускользнул на улицу. На следующий день он ходил в школе героем. Демонстрировал друзьям забинтованные руки, все также куражился и хамил всем и. В том числе, к ее удивлению, доставалось и. Хотя девочке казалось, что после того рыцарского поступка, который он ради нее совершил, он не должен был так себя вести.

Более того, он так живописно и с обидным для нее юмором рассказывал об этой истории, фиглярничал, демонстрируя ее испуг, что не будь того случая, она еще больше возненавидела бы.

Но что то уже сдвинулось, изменилось в ее душе. Этот хулиганистый парнишка, задавала и грубиян вдруг перестал вызывать у нее чувство раздражения. Все чаще она стала смотреть на него другими глазами, стараясь проникнуть за показную оболочку воинствующего циника и наглеца. В своем юном романтическом воображении девочка вдруг узнала в этом смуглом симпатичном мальчишке героя одного из своих любимых книжных романов, и начала оказывать ему знаки внимания, терпеливо сносить его дурачества.

И он вдруг изменился. Правда, только по отношению к. Все чаще девочка ловила на себе его взгляд, брошенный украдкой, и порой, ночами, одно только воспоминание об этом взгляде не давало ей уснуть. Вскоре они проводили вместе все вечера на излюбленной скамейке.

Мальчик курил, стараясь казаться взрослее, играл для нее на гитаре, пел песни, и, к ее удивлению, декламировал наизусть Шекспира. К десятому классу их дружба переросла в более сильное чувство, которое продолжалось и после школы до самой армии.

Девочка, к восемнадцати годам превратившаяся в энергичную и красивую девушку, писала ему длинные письма, которые он ждал с большим нетерпением, а получив, читал в день по несколько.

Так прошло два с половиной года и вскоре весточки от нее, стали приходить все реже и реже. За последние три месяца матросик отправил ей четыре письма и даже выслал фотографии, но так и не дождался ответа. Он не ведал причины этого молчания, и у него стали появляться вполне логичные, по его мнению, нехорошие мысли.

Теперь, стоя у знакомой зеленой калитки, наш герой, так часто представлявший этот миг в своих мечтах, и все три долгих года с нетерпеньем, а иногда и с отчаяньем, ожидавший его, так и не нашел в себе силы заткнуть рот маленькому, будоражившему душу злому чертику. Этот чертик засел где то глубоко внутри, по садистски вонзал коготки в самые болезненные места, и призывал до конца соблюсти мужскую гордость.

Она ведь не отвечала тебе на письма?! Пусть она от других узнает о твоем приезде! Тем больнее ей будет сознавать, что не так уж ты дорожишь ею, раз даже не показался в день приезда! Это для начала, а потом, — разберешься! Его молодая, не умудренная жизненным опытом душа, никак не могла определиться в выборе между двумя враждующими в ней чувствами. С одной стороны это была любовь, глубину которой, в силу своей неискушенности он тогда еще полностью не осознал, с другой - уязвленная гордость молодого мужчины, подозревающего, что его отвергают ради соперника.

Матросик мучался, страдал, и даже мечтал о мщении, намереваясь по возвращению из армии переметнуться к одной из ее подруг, но что удивительно, неожиданно для себя вдруг почувствовал в этом свой определенный страдальческий кайф. Его волновало только одно: Этого он простить себе не.

И, к сожалению, никого не было рядом, чтобы подойти к нему и по-человечески сказать: Ты ведь объявил войну самому себе! Ты борешься с самым прекрасным чувством, ниспосланным человеку Богом! Ведь это - просто любовь! Чудак, радуйся, что она не обошла тебя, как многих!

Света не видно, видимо дружка дома нет! Концовка последней фразы была явно неудачной, так как дом горел всеми иллюминаторами, словно прогулочный океанский лайнер. Водитель посмотрел на парня, затем на светящиеся окна дома, хмыкнул в усы, но из деликатности ничего не сказал. Они сели в машину и поехали колесить по городу. Водитель честно отрабатывал свои пять рублей, которые в то время стоили гораздо больше, чем сейчас пять долларов, а молодой человек, вел беседу с ночным городом.

Он что—то шептал, улыбался и таким теплым взглядом глазел на притихшие улицы, словно хотел их отогреть от мороза. Со стороны было видно, что после длительной разлуки встретились два хороших друга — паренек и город — которым есть, о чем поговорить.

Пару раз останавливались около скверов и молодой человек выходил из машины, прохаживался по ним, предаваясь воспоминаниям.

Но хозяин машины оказался классным малым! Настояв на своем, он усадил его обратно в машину и довез в точности до ворот родительского дома.

Матросик вышел из машины, не забыв захватить с заднего сиденья свой дипломат. Ты, парень, постучи, постучи в окно—то, а то свет не горит! Может дома нет никого, так я тебя в другое место увезу, — забеспокоился вдруг водитель.

А вообще, тут недалеко родственники живут, в крайнем случае, к ним пойду. Они пожали друг другу руки, и водитель уехал. Молодой человек постоял перед домом несколько минут, осматривая родную улицу, затем быстро открыл палочкой хитрую щеколду в калитке, вошел во двор и постучал в окно.

На веранде, к его удивлению, довольно быстро загорелся свет. Жадно, не выпил, - вдохнул бутылку, словно пловец, вынырнувший из большой глубины. Тимур критически осмотрел стол, за которым вчера явно весело и широко выпивали, и брезгливо поморщился, так как только сейчас учуял запах сигаретных бычков, затушенных в полупустой банке из под шпрот, и наполовину залитых водкой. Медленно убрал пустые бутылки под стол, и, сдерживая рвотные позывы, высыпал две переполненные пепельницы в ведро для мусора.

Выпитая бутылка пива временно сняла сухость во рту, но привнесла в душу чувство раскаяния и стала возвращать Тимура к реальности, от которой он всю ночь убегал, седлая вместо перекладных коней, рюмки, фужеры и несчетные бутылки с пивом. Подняв с пола кухонное полотенце, он намочил его под краном, и принялся вытирать стол. Частенько мы стали устраивать пьянки, так можно допиться до чертиков Надо завязывать, а то придет время, глядишь, — спился, батенька!

Тогда будешь вспоминать другую фразу: И чего это я в поэзию вдарился? Быть или не быть?! Впервые он осознал смысл и глубину Шекспировских строк. Они были написаны словно для него, специально для сегодняшнего момента жизни, но летали где то далеко не привлекая внимания, пока этот момент не наступил. Только теперь он осмыслил их драматизм, и одновременно хирургическую точность. Удивительно, но разум, ниспосланный нам Всевышним, порой не в силах уразуметь самых простых вещей.

Казалось, открой книгу — заповедник человеческой мысли, и готов ответ на любой вопрос! Ведь за сотни и тысячи лет, пролетевших с момента, когда человек впервые осмысленно вырвал перо из хвоста какого—нибудь пернатого, и, ковыряя на песке незамысловатые знаки, изобрел письменность, — целые поколения мыслителей, писателей, поэтов, ученных пытаются указать нам путь к истине. Но сколько бы не внушали нам гении, сколько бы не оберегали от разных бед, все тщетно! Мы плохие ученики, и, увы, не умеем воспользоваться этим даром.

Мы прозреваем лишь тогда, когда жизнь вдруг поворачивается к нам задницей, перестает заигрывать, петь незаслуженные дифирамбы, и открывает истинную систему координат — ту страницу, в которую мы не очень любим заглядывать. И тогда как в волшебном зеркале, каждый вдруг увидит себя в той шкуре, в которой он достоин пребывать. И кто-то, всю жизнь считавший себя львом, вдруг с недоумением разглядит на голове, под гривой, серые заячьи ушки.

Какой—нибудь павлин затрясется в истерике, увидев за собой обглоданный веник вместо своего чудного хвоста. Гадкий утенок взмоет в небо прекрасным лебедем. А важный и неторопливый гусь, к своему стыду и ужасу осознает, что он не только свинье товарищ и друг, а даже близкий родственник и чуть ли не брат.

Кого—то это отражение разочарует, кого—то — обрадует, очень многие удивятся, а иным и придется дать понюхать нашатыря, дабы вывести из состояния глубокого шока. Более того, могут быть и летальные исходы!

Конечно, так же, как всегда и во все времена, найдутся такие фрукты, кто лишь обречено плюнет и махнет рукой Но равнодушным, не будет никто! И без толку скидывать с себя эту шкуру! Но вернемся к нашему герою Полулежа в ванной и вымученно дымя сигаретой, Тимур свободной рукой омывал лицо, слегка массируя шею и виски.

Голова продолжала гудеть, несмотря на выпитое пиво. Тимур не был алкоголиком, хотя и выпивал в последнее время частенько. Страдая и мучаясь после каждой пьянки головными болями, он завидовал друзьям, которые, хоть и тоже не принадлежали к славной когорте профессиональных почитателей Бахуса, но решали проблему с похмельным синдромом одним стаканом водки.

А Тимур так и не научился похмеляться: Выйдя из ванны, он облачился в свой любимый байковый халат, причесался у зеркала, стараясь не смотреть на посолидневший за последние годы живот, и поплелся на кухню, искать таблетки от головной боли. Найдя их в кухонном подвесном шкафу, Тимур положил на язык сразу две таблетки и запил их остатками минеральной воды, хорошо предварительно разжевав.

Лениво, стараясь лишний раз не вертеть головой, поставил чайник с водой на газ и вышел на балкон, чтобы глотнуть свежего воздуха. Воздух был настолько чист и прозрачен, что горы, видневшиеся с Тимуровского балкона во всю ширину горизонта, смотрелись ярко, как на кодаковской фотографии. Он безразлично обозревал горы, как бы смотря сквозь них, и не замечая их великолепия.

А они в тот день, и впрямь были сказочно хороши! Тимур раньше любил горы. Еще мальчишками, они облазили все места в урочище Медео. А Ким—Асаровский перевал предпочитали занятиям в школе.

Став чуть постарше, ставили палатку в Бутаковском ущелье и охотились с самодельными арбалетами на фазанов, расплодившихся там до умопомрачения. Обожали носиться по сочным травам Кок-Джайляу, по дороге на Кумбель.

С посохами бродили по левому Талгару, рвали эдельвейсы на Озерном перевале; обливались водой, встав под брызги Медвежьего водопада в Аю—Сае. Один раз, на леднике Туюк-СУ, им случайно удалось в бинокль наблюдать снежного барса, метров с двухсот. Девизом для них в то время была расхожая в среде туристов—альпинистов фраза: Но прошло какое—то время и вот, уже незаметно подросли, и стали интересными соседские девчонки, превратившись в молоденьких девушек с неумело подкрашенными красивыми глазками.

И горы, не выдержав столь мощной конкуренции с человеческой природой, отошли на задний план. В фавориты вырвались - шестиструнная гитара, переделанная из семиструнной, сигареты, и уютная, скрытая от посторонних глаз, скамейка.

А по ночным улицам заструились, поплыли песни о влюбленных и счастливых, об отвергнутых и несчастных, заставляя замирать шелестящую сиренево—вишневую листву вокруг скамейки, и чуть чаще, чем обычно, мигать лампочки фонарей Вредно, по-милицейски, засвистел чайник. Пара рубашек, простыни и полотенца, больше месяца сушились под знойным алма атинским солнцем, намокая от редких, но обильных августовских дождей, и снова высыхая.

Причиной этому было то, что от Тимура месяц назад ушла жена Алия. Она забрала с собою двух сыновей — Аскара, старшего, и маленького пятилетнего Булатика, в котором Тимур души не чаял.

И белье, как ему казалось, являлось тем самым последним звеном, мостиком, связывающим его с семьей и напоминавшем о. У него все еще была надежда, что Алия простит его, вернется, и дом опять наполнится детским шумом и смехом его любимых пацанов.

А Алька, как он ее обычно называл, будет укорять его за то, что Тимур испортил рубашки, не сняв их вовремя с веревок. Тимур вообще последнее время жил иллюзиями, стараясь, желаемое принимать за действительное. Он вспомнил фразу, прочитанную где—то в книге и которая звучала примерно так: Он сам часто любил повторять ее, особенно когда хотел кого—то подбодрить из друзей. Хотя давно не без горечи осознал, что его стиль жизни и сама работа бизнесмена, предполагает иметь не друзей, а партнеров.

Где основными критериями дружбы и общения были — финансовая состоятельность, работоспособность, умение рождать идеи и доводить их до конца. А все остальное считалось наносным и сентиментальным, уделом, так сказать, тунеядцев и болтунов. Еще не поздно начать все сначала!

Вот бы действительно начать жизнь сначала! Лет, этак, с пятнадцати! Вот это было время!. Каждый день в радость, а впереди сотни дорог и направлений! Да и мозги уже в тот период у меня неплохо варили! Еще бы и опыт сегодняшний туда, чтобы шишек поменьше набивать! Да, дорого бы я дал за такую возможность Да и на Алие я черта с два бы женился Я ведь тогда не хотел ее ударить, но она меня вынудила Забыла одну важную для всех женщин заповедь: Дай ему выспаться, протрезветь — вот тогда выясняй отношения Жалко, что нет машины времени Он постоянно покупал что то новое, ревниво следил за каталогами, каждый раз стараясь заполучить модель покруче и понавороченней.

Это было его своеобразным хобби, и каждый купленный очередной фирменный утюг или телевизор, приносил ему радость и возбуждение. Затем следовал период привыкания, а через полгода, потеряв при продаже 15—20 процентов от первоначальной стоимости, Тимур распаковывал в своей квартире коробки с новой супертехникой. Это влетало в копейку, но тогда он мог себе это позволить. Супруга в аппаратуре ничего не смыслила, а на хобби мужа старалась не обращать внимания, где—то в душе не понимая.

Ей, выросшей в традиционной казахской семье, где домашний быт был очень неприхотлив, казалось, что эти деньги можно было пустить на более полезные дела. Когда—то Алия любила Тимура. Ей было 22 года, ему — В то время она говорила по—русски с более заметным акцентом, чем сейчас, и ее удивляло то, что Тимур владел этим сложным для нее языком в таком совершенстве, что частенько, играя словами, ставил в тупик своих русских товарищей.

А вот с родным языком у Тимура было похуже. Одного не знала Алия, да и не могла знать, что Тимур, ухаживая за ней, преследовал свою цель.

Буланов, Марат. Хроника одного падения (Марат Буланов) / Проза.ру

Так же, как наркоман, сидящий на игле и не представляющий без нее одного дня, тем не менее, мечтает соскочить с нее, так и Тимур, с помощью Алии пытался избавиться от зависимости не менее сильной. Только наркотиком этим была — любовь. Простая, настоящая любовь к женщине. А он, будучи до болезненности независимым человеком, хотел избавиться от этого слабого места в характере. В угоду своей уязвленной гордыне, он готов был поступиться даже своими чувствами Через три месяца, в мае, Тимур и Алия сыграли свадьбу.

Сначала повеселились в Алма—Ате, затем с недельку попировали в родном для Алии городе Джамбуле.

Макушка лета - Николай Воронов

Им подарили столько денег и подарков, что почти хватало на небольшую скромную квартиру. Тысячу рублей Тимуру подкинули родители, кое—что он занял у друзей — тогда у него еще были настоящие друзья, — и скоро у них появилась своя крыша над головой. С любимым человеком, как говориться, и в шалаше рай, ну, а когда вместо шалаша над головой есть своя, хоть и небольшая, но надежная крыша, появляется уверенность, что рай будет длиться вечно.

К тому же, Алия почувствовала за собой огромную ответственность. Она стала, наконец, хозяйкой своего домашнего очага, и была просто счастлива.

Ей было интересно с Тимуром: Ревновала и бесилась, когда он чересчур оживленно беседовал со знакомыми молодыми женщинами, коих на заводе было немало, и злилась на них за то, что они открыто проявляют к нему симпатию. На заводе — вон сколько холостых! А в остальном, их жизнь протекала легко и приятно.

  • Любовные истории актеров
  • Буланов, Марат. Хроника одного падения...
  • Бумеранг не всегда возвращается

Не хватало денег, не было машины, о которой даже не мечтали, зато был покой и уют в их скромном жилище. Первый цветной телевизор взяли в кредит, немало побегав с бумажками, затем, года полтора спустя, как раз к рождению Аскара, первенца, в их доме появился новый большой холодильник, чуть позже, и стереомагнитофон. Тимур, как правило, вечерами сидел дома, что то мастерил вечерами, корпел над электросхемами. В такие дни ей было особенно хорошо. Иногда только ее смущали приступы внезапной меланхолии и раздражительности, нападавшие на супруга ни с того ни с сего.

Порою, проснувшись ночью, она находила его на балконе, а рядом всегда стояла пепельница, полная окурков. Он, в таких случаях, всегда старался отшутиться, хотя глаза у него были далеко не веселые. Бывало, он задерживался и приходил поздно, но Алька знала, что у него немало друзей, так же, как и он, помешанных на музыке, поэтому, старалась не донимать расспросами. У каждой Америки, есть своя Американская мечта!

В те времена, когда экономика была экономной, а вода водянистой, и все советские люди, за небольшим исключением, мечтали досрочно завершить очередную пятилетку, безоговорочно принимая направляющую, и руководящую роль КПСС, жить, тогда, было намного проще! Надо было, как можно с лучшими оценками окончить школу и поступить в институт. Там всеми путями следовало пролезть хотя бы в кандидаты членов КПСС, и, приблизившись, таким образом, к авангарду советского народа, активней заниматься общественной деятельностью.

Мелькать почаще в райкомах и обкомах, чтобы быть на виду, и никогда не чураться разного рода поручений, делая, таким образом, себе характеристику. Окончив ВУЗ и получив распределение на производство, а тогда существовало это обязательное правило, надо было сразу заявить о.

По делу и без дела сновать у начальства перед глазами, и гневно, на собраниях, критиковать разный мелкий рабочий люд, ставя в пример передовиков производства. Таких людей всегда замечали, называли молодыми перспективными специалистами. Оставалось только рулить в нужную сторону, хорошо разбираясь в текущем политическом моменте.

Конечно, при неумелом пользовании все эти чудеса могли отнять обратно, и, чтобы этого не случилось, главным правилом было, - кормить начальство, но самому при этом, сильно не провороваться: Поэтому, когда Тимур сказал Алие, что ему предложили место инструктора в райкоме комсомола, она без колебаний посоветовала ему принять предложение. А Тимура пригласил работать секретарь райкома, которого Тимур знал много лет и которого звали — Лена.

Больше всего Пашка не любил, когда отец изрядно накочегарившись, начинал учить его жизни. Сначала надо было выслушать длинный, сбивчивый рассказ о тяжелом военном детстве, который Пашка давно выучил наизусть. Во время которого, отец, разжалобив самого себя, вдруг начинал плакать и причитать как женщина, что в глазах сына было неуместным и унизительным для настоящего мужчины.

При этом в зависимости от количества принятого на грудь, срезанные в собственном саду астры, фигурирующие в начале рассказа, превращались в самые дорогие розы, купленные на базаре.

Но хуже всего было переносить то, когда отец вдруг становился агрессивным, раздражительным, и начинал попрекать Пашку куском хлеба, выгонять из дома и материть самыми мерзкими словами. Особенно было нестерпимо, когда отец принимался говорить о матери, умершей от остановки сердца, когда Пашка учился в первом классе, всякие гадости.

Пашка тогда белел лицом, кулаки его сжимались, и жизнь отца находилась в большой опасности. Как говорят американцы, — никто не дал бы за нее и цента! Лишь только внутренняя сила воли и крайнее презрение к этому человеку, сродни презренья льва — к шакалу, сдерживали Пашку от этого шага и помогали не дойти до крайности. В такие часы Пашка напоминал сосуд с кипящей водой, в котором отсутствовал стравливающий клапан. И сосуд этот мог в любую минуту разорваться с непредсказуемыми последствиями.

Да, не простой паренек был этот Пашка. Не смотря на свои семнадцать с половиной лет, он был очень дерзким и смелым пацаном. Какая-то неведомая сила подтолкнула Лину вперед, и, пробравшись между чужими спинами к заграждению, она обомлела. Посреди площадки, освещенный заходящим солнцем, с оголенным загорелым торсом и смоляной челкой на лбу стоял Стриженов. У Лины земля ушла из-под ног. Живой, а не экранный кумир был всего в десяти шагах от. Любопытные сзади напирали, веревка больно резала голые коленки, но Лина ничего этого не чувствовала, она мысленно была рядом с Олегом и уже готова была перепрыгнуть через заграждение и подбежать к нему, как помреж ее заметил и тут же опытным глазом уловил ее намерение.

Он подскочил к ней и стал грубо прогонять. Олег обернулся на шум и подошел: Ты что не пускаешь такую девочку? Лина, смугло-загорелая, с ослепительно-белозубой улыбкой и осиной талией и впрямь сильно походила на итальянскую кинозвезду. Тут снова подскочил помреж и утащил Стриженова со словами: Приехали пожарные машины, которые должны были изображать дождь, и закипела работа.

После окончания съемки Стриженов, весь промокший от "дождя", торопливо вытерся в раздевалке, переоделся и, не разгримировываясь, побежал прямо к тому месту, где, как ему казалось, должна была ждать Лионелла. Зрители еще не все разошлись, но чудной девушки, которая поразила его своей красотой, нигде не. На следующий день киноэкспедиция отплывала на теплоходе в Ялту. Днем Олег несколько раз обошел Оперный театр, побродил по Дерибасовской в надежде, что девушка со странным именем Лионелла встретится ему, а вечером долго сидел у телефона в своем гостиничном номере и кидался на каждый звонок.

Много девушек звонило. Поклонницы всегда находили его, узнавали, в какой гостинице он поселился, в каком номере проживает, но вот Лионеллы среди них не оказалось Под проливным дождем, с чемоданом в руках поднялся Стриженов по трапу на теплоход. Над городом опускалась ночь, в домах гасли огни, как бы прощаясь с. У Олега под сердцем залегла тоска: Год она проработала делопроизводителем в суде.

Лина собиралась надолго уехать из Одессы, может быть, навсегда, и новую жизнь ей хотелось начать самостоятельно и независимо. Профессор Остальский Всеволод Порфирьевич, когда бывает у Стриженовых в гостях, часто вспоминает тот год, когда он деканствовал в институте и приехала поступать юная Лионелла.

Перед отъездом Лина сходила на знаменитую одесскую барахолку, где продавались заграничные вещи, которые привозили в порт моряки. Папа еще подкинул деньжат с Сахалина, так что для визита в Москву Лина оделась как. Она появилась в институте в белых лайковых босоножках на каблуках высотой тринадцать сантиметров, в юбке чуть ниже колена, туго затянутой на тонкой талии широким шикарным кожаным ремнем и в газовой прозрачной блузке, которую по шейке и короткому рукавчику-фонарику украшали рюши.

Под блузкой мерцало кружево безупречного белья. Абитуриенты ахнули, увидав столь шикарную девушку. Особенно ее выделял среди всех спелый крымский загар. Девчонки, которым нужно было идти показываться, стали наперебой просить Лину одолжить босоножки, и она то и дело стояла босая у дверей актового зала и "болела" за своих будущих однокурсниц.

А у членов приемной комиссии глаза округлялись оттого, что почти на каждой претендентке в актрисы были белые, очень модные в ту пору, дорогие, приобретенные, скорее, у спекулянтов, чем в магазине босоножки. Приемную комиссию поразила не только яркая красота Лионеллы, но и чистая, правильная, совершенно без одесского колорита речь. Остальский беседовал с ней лично и дал гарантию, что она будет принята и чтобы больше никуда она документов не подавала.

Еще студенткой Лина стала сниматься в кино. Первый ее фильм оперетта Дунаевского "Вольный ветер", где она сыграла Стеллу, а музыкальную партию за нее озвучила Галина Вишневская. Несмотря на незатейливый сюжет и всеми любимую и известную музыку Дунаевского, у этого фильма была необычная судьба. После "отъезда" Вишневской и Растроповича за границу, с титров сняли фамилию Галины Павловны, а потом и вовсе положили картину "на полку", и только недавно восстановили титры и фильм снова могли увидеть зрители.

Съемки проходили в Ялте в году. Ялта, жемчужина Крыма, кишмя кишела знаменитостями, в ту пору там много работало киноэкспедиций с разных киностудий, в санатории ВТО "Актер" отдыхали актеры и кинорежиссеры.

За Линой ходили толпы поклонников, а маститые киношники, вздыхая о ее красоте, присылали ей в гостиничный номер корзины цветов. Стриженов только что взял еще одну высоту - сыграл Германна в фильме-опере "Пиковая дама".

Работа была очень напряженной, фильм был снят в рекордные сроки - за весну и лето года - и уже ему предстояла новая съемка - роль Лаевского в картине "Дуэль" по повести А. В короткий двухнедельный перерыв Олег приехал в Ялту отдохнуть.

Лионелла проживала в одном гостиничном номере со вторым режиссером картины "Вольный ветер" Наташей Птушко, дочерью известного кинорежиссера. Девушки за время съемок сдружились, и Лионелла делилась с Наташей сокровенным: Хотя Лина уже три года жила в Москве, она ни разу не встретила Стриженова, да это было бы и не так легко. Олег много снимался, постоянно отсутствовал, а Лина училась, у нее была своя, новая для нее жизнь.

Но она все время помнила о нем и глубоко в душе надеялась, что судьба должна их когда-нибудь свести. Хорошо бы, на съемочной площадке, ведь Лина почти уже актриса. Стриженов, отдыхая в Ялте, слышал от знакомых киношников, что у Трауберга в "Вольном ветре" снимается какая-то необыкновенная девушка.

Но Олега это все мало трогало. После "Пиковой дамы" он был так вымотан и физически и эмоционально, что хотелось лишь одного: В последний день перед отъездом он столкнулся на морской набережной с Наташей Птушко. Съемка была в самом разгаре, когда Стриженов появился в порту. Гремела музыка, а герой и героиня стояли на платформе подъемного крана высоко над землей и пели. Лина увидала Стриженова. Он стоял рядом Наташей, смотрел на нее, Лину, и что-то Наташе.

Во всем его облике, в оценивающем, чуть исподлобья взгляде, в манере держаться было столько мужской привлекательности и силы, ну прямо, лев перед прыжком. Лину одна только его походка в то время убивала наповал. Она понимала, что он узнал ее, она чувствовала, что он говорит о ней и говорит что-то очень хорошее, но не прыгать же головой вниз на землю.

Идет съемка, нужно работать, а не глазеть по сторонам. И тут Лина увидала, что Стриженов исчез, будто испарился. А Олег вернулся в гостиницу, собрал вещи и через два часа уже плыл на теплоходе "Грузия" в Сочи.

Но на этот раз тоски у него не. Он знал, что в Москве разыщет Ли, и они встретятся. Однако прошел еще год, прежде чем судьба свела их окончательно. Наступил Новый, год. Олег приехал из Киева, где снимался в фильме "В мертвой петле", в Москву и в первые январские дни заглянул в ресторан ВТО. С актером Владимиром Сошальским они заняли свободный столик неподалеку от входа и оживленно разговаривали, пока официантка накрывала на стол. Когда Стриженов, в поисках других знакомых лиц, обвел рассеянным взглядом зал, его вдруг словно током ударило.

В противоположном конце зала, наискосок от него, в окружении друзей сидела Лионелла. Олег поднялся из-за стола, Лина в тот же миг обернулась, ее огромные карие глаза расширились от радостного удивления, она тоже поднялась и пошла навстречу. В центре зала они сошлись, обнялись и поцеловались на глазах у. Они не расставались целых четыре месяца, Лина даже прилетала к Олегу на съемки в Одессу. Он ухаживал за Линой красиво. Цветы дарил охапками, водил в самые лучшие рестораны, но их роман все время прерывался разлуками.

Стриженов непрерывно снимался, меняя города и переезжая из Киева в Ригу, из Риги в Ленинград. Помимо этого, он начал играть на сцене МХАТа. Лина уже была актрисой драматического театра имени Станиславского.

Олег снова уезжал в Киев, а Лина с театром на гастроли в Куйбышев. Ей казалось, что ему их отношения даются легко. Лина знала, что у Олега семья, что он очень любит дочку, а бабушка ей говорила, что на чудом несчастье свое счастье не построишь.

Олег старался гасить вспышки Лининого раздражения и ревности, но по молодости лет она еще не умела терпеливо дожидаться и заглядывать на будущее далеко. И задумала она от Олега сбежать. Эта новость его обескуражила. Ведь она любит меня". В дом на Смоленской улице, где жила Лионелла и проживали другие актеры, переехал известный кинорежиссер Иван Пырьев. Как-то утром Лионелла вышла из своего подъезда и направилась на репетицию в театр, и вдруг с балкона седьмого этажа ее окликнула знакомая актриса.

Лина, конечно, знала Пырьева, но тут ей представился случай познакомиться с Иваном Александровичем лично. У него в гостях были еще какие-то незнакомые Лине молодые люди.

Настроение у нее было паршивое. Одно дело, решить порвать с любимым, а другое - и в самом деле остаться. Как она стремилась в Москву, как хотела стать актрисой - и вот мечта сбылась. У Лины уже имелся кое-какой жизненный опыт, и она теперь знала, что можно добиться желаемого и при этом оставаться очень одинокой. Именно такой она и чувствовала себя в тот момент, когда оказалась в гостях у Пырьева.

Лину поразило, что Иван Александрович плохо выглядел, на нем плохо сидел костюм и во всем его облике была какая-то потерянность. Она понимала, что на самом деле не так должен был выглядеть этот человек. Пырьев почувствовал в Лине невольное участие к себе и в тот момент, когда все присутствующие перестали обращать внимание на них, Иван Александрович, сидя перед Линой в кресле, вдруг стал плакаться ей на жизнь.

Лина была так поражена, что даже забыла про чай и так и сидела с полной чашкой в руках. Пырьев жаловался, как ему тяжело и плохо, как несправедлива к нему судьба, как горька его жизнь, как трудно работать и что-то творить, если впереди не ждет ничего хорошего. В тот момент он переживал тяжелую душевную драму. Его бросила любимая женщина - актриса Людмила Марченко. Лину очень растрогала откровенность этого немолодого, годящегося ей в отцы человека, и она, в свою очередь, не заметила как, рассказала про свою нечастную любовь.

Лине нужно было торопиться в театр, и она встала, чтобы уйти. Пырьев предложил подвезти - он ехал на "Мосфильм". Высаживая Лину у служебного входа, сказал: Паршиво на душе у Лины стало сразу, как только она уехала из Москвы на гастроли в Куйбышев. Она знала, что Олега тоже в Москве нет, что вернется он не скоро, а ей еще предстояло гастролировать в Горьком. Невыносимая тоска давила на сердце.

Если бы Олег оказался рядом, если бы можно было не расставаться! Поздно вечером после спектакля Лина сидела в гостиничном номере с приятельницей-актрисой. Говорили о посторонних вещах, а Лине хотелось плакать. И тут она вспомнила про Пырьева. А почему не позвонить? Все-таки, очень приятный человек. Лине в этот момент показалось, что Олег в Москве и Пырьев про это знает, поэтому и хочет ей помочь. На следующий день пришла от Пырьева телеграмма с приглашением на кинопробы. Лина перезвонила и сказала, что не может выехать сейчас, потому что зарплата будет только через неделю.

Но встретил ее сам Пырьев, с цветами. Он был бодр и весел. Лина заметила в нем эту перемену, но не отнесла на свой счет. Дома у Пырьева их ждал накрытый стол, а кинорежиссер Леонид Давыдович Луков очень ловко играл роль посредника, и Лина ничего не заподозрила. Пырьев не отпустил ее домой: Три дня Лина целомудренно прогостила у Ивана Александровича. У нее не было никакой возможности попытаться разыскать Стриженова - Пырьев полностью занял ее и каждый вечер вел в какое-нибудь интересное место: Лина ни на минуту не оставалась наедине со своими мыслями, даже засыпала, переполненная впечатлениями, мгновенно.

Три дня промчались быстро, Лине нужно было догонять театр, уехавший в Горький. На прощание Пырьев преподнес ей палехскую шкатулку. Лина с любопытством открыла ее и увидела лежащую на дне шкатулки фотографию Пырьева на даче с собакой. На фото была надпись: Я не могу вам сказать ни да ни. Срочно нужны были лимоны, а в Горьком их, конечно, и в помине не. Пырьев хватился Лины через несколько дней, разыскал ее по телефону.

Когда поезд отойдет, я сообщу, какой вагон встречать. Но вечером звонка не последовало, а утром на пороге стоял Пырьев с огромным букетом цветов и пакетами, в которых было все, в том числе и лимоны. Когда Лина вернулась в Москву, Иван Александрович встретил ее сам и привез к. Домработница отнеслась к Лине уже как к хозяйке, и тут опять был обаятельнейший Леонид Давыдович Луков. То обстоятельство, что Пырьев женился на мало известной двадцатичетырехлетней актрисе, произвело в Москве сенсацию.

Околокиношная и театральная Москва долго гудела по этому поводу.

Джентльмен Marat89 Фото * Уфа

Лина не обращала внимания на сплетни. У нее была задача максимум: Костюмы теперь Пырьеву заказывали у лучшего московского портного Затирко. Олег встречал Рождество года в Париже. С продюсером фильма "Третья молодость", где он играл Чайковского, с Александром Борисовичем Каменкой они проводили беззаботный вечер в "Мулен Руж". Неожиданно Александр Борисович перевел разговор на Москву и вспомнил, что когда недавно был в гостях у Пырьева, его поразила красотой молодая хозяйка.

Когда он вернулся в отель, не мог найти себе места. И вдруг сел писать Лине письмо: Тебя нет рядом, и Мир рухнул! Мне безумно тебя не хватает, без тебя тошно и пусто Он неоднократно брался за сценарий и откладывал. С появлением Лины в его жизни, он воскрес и через несколько лет приступил к воплощению замысла.

Лионелла Пырьева прославилась, сыграв в этой картине Грушеньку. Это была последняя работа Пырьева. Обычно Пырьевы праздновали Новый год где-нибудь на людях, а в этот раз остались дома вдвоем. Иван Александрович последнее время хворал. Тяжким грузом лежало на душе сознание, что произошло нечто ужасное. Когда съемки уже подходили к концу, Пырьев вдруг обнаружил, что он ошибся в выборе актера на роль одного из главных героев. Осознание этой ошибки, которую уже исправить было нельзя, не давало по ночам спать.

Иван Александрович вдруг заплакал и, глядя на Лину, сказал: Бывало, та начнет его распекать за то, что он пьет слишком крепкий и сладкий чай, что ест сливочное масло и много курит, а он лишь возразит с притворным возмущением: После слов, необходимых в таких случаях, выразил Лине свое сочувствие и спросил, чем помочь.

Лина сказала, что все, что нужно, уже делается. Пырьев никогда не вспоминал о романе Лины с Олегом. Лина тоже не спрашивала, помнит ли он свою старую любовь - Люду Марченко. Даже когда шел по телевидению пырьевский фильм "Белые ночи", где по курьезному совпадению были заняты в главных ролях Стриженов и Марченко, они не поднимали эту тему. Правда, однажды Иван Александрович сказал: Пусть тебе не покажется это странным, я бы хотел, чтобы ты вышла замуж за Олега Вот и сбылась мечта Лины - судьба свела их на съемочной площадке.

Лина была необычайно хороша в бальном платье графини Круглой, и Олег понял, что любит ее с той же силой, как. Он сразу вспомнил, как двадцать лет назад, таким же прекрасным летом он впервые увидел девочку Ли, стоявшую за веревочным ограждением и во все глаза смотревшую на.

Если бы можно было все вернуть! И вдруг он узнает, что Лина, оказывается, тоже приехала в Одессу с группой актеров давать концерты в Летнем театре парка имени Шевченко. Олег поспешил туда, оставался последний вечер их выступления. Лина встретила его тепло и нежно.

После концерта он пригласил Лину на ужин. Когда актрисы в вечерних платьях вошли в ресторан гостиницы "Лондонская", публика, сидевшая там, зааплодировала, а некоторые мужчины даже встали.

Оркестр заиграл медленный фокстрот "Маленький цветок". Все, как прежде, во времена их романа, только Лина другая, взрослая, избалованная вниманием мужчин к ее красоте. На другой день Лина улетела в Москву. Олег еще спал в своем гостиничном номере, когда зазвонил телефон.

Вскоре Олега вызвали в Москву на озвучивание картины "Последняя жертва". Лина тоже была. Она уже знала, что Олег разведен и что между ними больше нет никаких препятствий. Боясь потерять ее снова, Стриженов на глазах всей съемочной группы рухнул перед ней на колени и сделал официальное предложение. Она готовилась к сессии и, сосредоточенно читая конспекты, и одновременно чутко прислушивалась к звонку в дверь. Как всегда, с минуты на минуту, должен был прийти Шура.

Вот уже семь лет, как они встречаются, ни разу не ссорились и никогда не расставались. Прозвенел звонок, домработница Маруся ушла за продуктами, и Наташа открыла. Александр вошел, обдав ее холодом, воротник пальто поднят, шапка надвинута на глаза, а в руках огромный сверток, который он бережно положил перед Наташей на пол.

Замерзшими пальцами бечевкуон осторожно снял бумагу, и Наташа увидела нежно-белый куст цветущей сирени в кадке. Отвернувшись, чтобы снять пальто, Александр буркнул: Однажды шестнадцатилетняя Наташа спросила у мамы, как распознать, настоящая любовь или. Уже полвека, как Александр Анатольевич Ширвиндт и Наталия Николаевна Белоусова вместе; из них более сорока лет они женаты. Когда семья Белоусовых-Семеновых вернулась из эвакуации, на даче в Новом Иерусалиме не нашли ничего, даже Наташиных кукол - все разграбили отступавшие от Москвы немцы.

Первым делом нужно было наладить быт и откормить детей. Наташа в эвакуации переболела брюшным тифом, у нее открывался туберкулез. На семейном совете было решено купить корову. В письме она изложила все обстоятельства дела и просила разрешения приобрести корову. Калинин дал разрешение незамедлительно - в правительстве их семью знали очень хорошо. Наташин дед, мамин отец, академик Владимир Николаевич Семенов до войны был главным архитектором Москвы.

Поскольку мама и бабушка в коровах не понимали ничего, то купили самую красивую, вот с такими глазами. Буренку назвали Афина-Паллада - ласково Лада. Молока у нее было - кот наплакал, а бабушка уже поспешила и сепаратор приобрести, чтобы гнать свое масло. В общем, Афина-Паллада стала членом семьи, лишним ртом, ведь сено для нее стоило недешево. На следующий год купили вторую корову, не такую красивую, зато молочную.

То лето года было каким-то особенным. Ребят в Новом Иерусалиме собралось много как. В дачном поселке, который назывался НИЛ наука, искусство, литературажила московская творческая интеллигенция: Тут же был лагерь хореографического училища Большого театра.

Наташа дружила с дочерьми известного художественного чтеца Дмитрия Николаевича Журавлева - Наташей и Машей, а вообще компания у них была большая, человек двадцать. Днем ребята купались, катались на лодках, играли в волейбол, а вечером, после ужина, танцевали под патефон бальные танцы, играли в "почту". В это лето супруги Ширвиндт с сыном Шурой первый раз гостили на даче у Журавлевых.

Ребята чаще всего собирались на их веранде. Наташа увидела Шуру в любительском спектакле "Без вины виноватые" по Островскому - играли всерьез, как настоящие артисты. Исполнителю главной роли Александру Ширвиндту было 14 лет, а героине После вечерних посиделок, когда ребят загоняли спать, в поселке наступала тишина.

В час ночи мальчишки тихо и незаметно вылезали из окон своих спален и шли будить девчонок, которые в этот час тоже не спали и ждали только сигнала, чтобы улизнуть на улицу. Шли на берег реки, разводили костер, пекли картошку, которую таскали с колхозного поля, и сидели до рассвета. Утром родители недоумевали, отчего дети так долго не встают и просыпают завтрак? К концу лета компания разбилась на парочки. Девчат было ровно половина. Неожиданно в поселке появился новичок - сын известного вахтанговского актера Михаила Степановича Державина - Миша.

Он ходил в стильных шортиках, был очень хорош собой, а, главное, умел кричать по-тарзаньи. Тогда только что прошел в кинотеатрах нашумевший фильм "Тарзан". Все девчонки сразу страшно в Мишу влюбились. В компании начались ревность и скандалы, но Мишу неожиданно увезли в Москву. В те годы обучение мальчиков и девочек в школах было раздельное, но ребята не потеряли друг друга из вида и после лета.

На Натальин день, 8 сентября, собрались в большой квартире Белоусовых-Семеновых. Наташ в компании было целых восемь. Шура Ширвиндт пришел с подарками для всех именинниц. Девочкам от подарил керамические чашечки, а Наташе Белоусовой - фарфоровую, на блюдечке. Родители и бабушка с дедушкой долго совещались по этому поводу, но все-таки Наташу отпустили.

Захватив полотенце и ночную сорочку, Наташа пошла к Ширвиндтам. Они жили в арбатском переулке в большой коммунальной квартире, где, кроме них, было еще восемнадцать человек соседей. Выведя Наташу на кухню и показывая им сорочку и полотенце, Александр сострил: До двадцати одного года невеста-"бесприданница" жила в пяти-комнатной квартире трехэтажного особняка возле Храма Христа Спасителя, в переулке.

Особняк этот был построен по проекту деда, как, впрочем, и дача в Новом Иерусалиме. У Наталии Николаевны было очень счастливое детство, и когда ее спрашивают, что такое, по ее мнению, ностальгия, она отвечает: До сих пор она иногда приезжает в переулок, где стоит дом ее детства, заходит во двор и смотрит на окна.

В семье Белоусовых-Семеновых не бывало ссор, никто никогда не повышал голоса, дети не слышали от взрослых таких слов, как "нет", "нельзя" и тому подобное. Однажды Наташа сильно простудилась, у нее болело горло и из-за этого срывалась интересная вечеринка. Мама, видя, как дочь расстроена по этому поводу, не выдержала: Наташа с Шурой встречались ежедневно.

То выгуливали допоздна по окрестным переулкам Наташину собаку, то шли в кино, зимой на каток. Наташа иногда не успевала сделать все уроки и вечером, убегая на свидание, просила бабушку: Бабушка учила параграф, заодно искала в домашней библиотеке дополнительный материал на заданную тему и утром, пока кормила завтраком не выспавшуюся внучку, читала ей лекцию по истории.